понедельник, 27 октября 2008 г.

неувязочка

А мне ведь только хотелось

Танцевать с тобой под дождём

И смеяться над всем, что вертелось

В наших глазах... Слышишь? гром...

Или нет этих дурацких "мы"...

И кто-то выдумал эту историю.

Мы с тобой ничему не равны.

Это я так... Пишу всё в теории,

Ослепившей рыжую душу,

Запретившей радостно петь.

Танцевать хотелось по лужам...

Я хотела танца с тобой,

А случилось - лететь...

комнатное

Я впустила небо в свой дом.

И ночует оно в четырёх стенах.

Ну и что, что гремит теперь гром

И сверкает свет за мной в зеркалах?

Это ведь не так уж и плохо,

Когда солнце светит в глаза.

И не страшно, если промокнешь,

Когда дождь пойдёт с потолка.

Я тебя, хочешь, отведу в этот мир?

Может, я неправа, открывая окно.

Но, ты знаешь, на днях Бог заходил,

Он сказал, что в доме моём легко...

И сказал, что ещё зайдёт как-нибудь...

воскресенье, 26 октября 2008 г.

зима

Хочешь, я отсыплю горстку стихов и тебе?

Они ведь мне даруются свыше.

Что-то здесь нужно сказать о зиме,

Ибо зима - твой дом, ты ей дышишь.

Ты собираешь знания ветра,

Ветра, который дует насквозь.

Ты выступаешь с важностью кельта,

Держишь в руках рябинную гроздь.

Ты собираешь мысли как льдинки - 

В царствии снежном их выкложил Кай.

По свежему снегу ведёшь ты тропинку,

Там, где ещё человек не ступал.

Это, знаешь ли, свежие знания,

Пожалуй, ты найдёшь свою вечность.

Только не снегом ли будут все здания?

Только не вьюгой ли будут все встречи?..

понедельник, 20 октября 2008 г.

Куклы

Перед глазами промелькнула старая брошенная кукла, песочница без песка, какие-то осколки, бутылки… Я бегу… Забор. Перепрыгиваю. Я бегу. Нет никакой чёткости. Но я точно знаю, что возвращаюсь туда, где уже никто и не думает увидеть живого человека.
Я крадусь к своей старой школе. И это настоящее безумие, потому что все знают, что это место – оплот кукол и безумцев, обожествивших кукол. У меня и самой от волнения перехватывает дыхание. Забираюсь в компьютерный кабинет. Сейчас тут пыль, всякий хлам. Свет какой-то серо-сиреневый. Тускло и холодно. Двигаюсь на ощупь. Только бы меня не заметили, только бы не услышали. О, как же колотится сердце! Прислушиваюсь. Тихая заунывная мелодия. Тревожная заунывная могильная мелодия. И еле различимый скрежет шестерёнок механических кукол… Ах, как же я ненавижу эти звуки! И вот я выбираюсь из своего укрытия. По темноте, едва дыша я крадусь к холлу. А по холлу ездят куклы на колёсиках. И эта мелодия сводит с ума… Не выдерживаю, срываюсь, сметаю первую куклу, вторую, третью… и в холле будто становится светлее, будто я начинаю видеть разноцветные краски, в которые окрашивается мир, и пыль исчезает. И я уже чувствую, как спешат сюда те, кто боготворит своих механических пупсов… вот сейчас они стекаются сюда все вместе, всей своей тьмой… Но я знаю, что должна была сюда вернуться, что больше некому сюда вернуться, я должна быть в том месте, которое уже забыла, которое не хотела помнить… Но ведь кто-то же должен освободить мир от этой искусственности… 

И тут я подумала, а может быть, это в моей душе жили механические куклы и заунывные мелодии в фиолетовой темноте?

воскресенье, 12 октября 2008 г.

по дороге разочарований снова очарованный пройду...

А вообще уходить легко,

Когда листья уже опали,

Когда даже немного смешно,

Когда слёзы капать устали.

Когда светит рыжий фонарь

На пустой дороге шоссейной,

И звучит в каблучке твоём сталь

На дороге священной к апрелю....

Так что знаешь, легко уходить,

Когда сотый раз уж уходишь.

Устаёшь любить-не любить.

Просто думаешь, сколько ты стоишь.

о зайцах

У зайца опустились уши.

Он больше песен не поёт.

Он вновь пытается всех слушать,

Но как-то дело не идёт.

Зато он получил морковку - 

Ту, что была ему нужна.

Зато на ней сыграет ловко

Этюд, где чёткость ноточек важна.

Но за его мотив весёлый

Ему ногой в живот дадут.

Он ласки съел уже хвалёной.

Его уже нигде не ждут.

И он не ждёт свершений новых.

Он тихо ушки подожмёт.

И даже на призыв знакомых - 

Он больше к людям не пойдёт.

воскресенье, 5 октября 2008 г.

Золотые часы

Золотые часы опустились на стол. Стрелки показывали половину третьего. Тиканья не было слышно, похоже, что часы не ходили. А как они, собственно, могли ходить, если за стёклышком плескалась вода?
 Маленькая светловолосая девочка привстала на цыпочки, чтобы хорошенько разглядеть, а ещё лучше - дотянуться до новой вещицы. Ох, сколько любопытства было в этих голубых глазах! Девочка обошла столик по кругу, но длина её руки не позволяла достать часы. Тогда, поискав в тусклом свете свечей, девочка притащила к столу маленький стульчик, который компенсировал как раз то расстояние, которого было недостаточно для получения вожделенного предмета.
Наконец, тяжёлые часы оказались в маленькой руке ребёнка. 
«А что это там такое мерцает?» подумала девочка, глядя как переливается вода и как блестят в ней маленькие взвешенные бусинки. Наблюдатель со стороны обязательно бы отметил, что цвет воды был удивительно похож на цвет глаз самой девочки. Это было до того поразительно, или, может быть, воздух был настолько тяжёлым от большого количества прогоревших уже свечей, что голова начинала кружиться. А девочка как заворожённая смотрела на циферблат. Неужели, она видела там что-то, кроме двух тяжёлых стрелок и маленьких изящных цифр? Но, взглянув на часы из-за детского плечика, вы и сами бы, пожалуй, не оторвали глаз от восхитительного зрелища. Там, на фоне пожелтевшего циферблата поблёскивала своими бочками маленькая рыбка. Приглядевшись, вы заметили бы ещё парочку. А рыбкам эти часы, несомненно, показались бы неплохих размеров озерцом, где можно весело провести время. Чем дольше вы смотрели на танец неизвестных вам доселе обитателей часовых глубин, тем яснее вы видели себя, кружащими в танце с прекрасной дамой или же кавалером по паркетным полам какого-то огромного зала, украшенного зеркалами в тяжёлых золотых рамах и сотнями тысяч свечей в золотых подсвечниках. Льется красивая музыка, музыка, похожая на плеск волн, иногда скрипка всхлипывает очень громко на долю секунды – и вам кажется, что вы слышали крики чаек… И вы уже далеко от прекрасного зала, где дамы и господа кружат без устали всю ночь на пролёт, не заботясь о наступлении утра. А вы сидите тихонько на берегу моря. Небо едва начинает розоветь на востоке и вы понимаете, что скоро рассвет. Довольно прохладно. Брызги, приносимые на берег ветром, касаются вашего лица. И вы решаете немного взбодриться. Берёте маленький камушек, который лежит рядом с вашей необутой ножкой. Но что это с вашей ножкой? Давно ли вы видели, чтобы она была столь мала и изящна? Потом вы с удивлением осматриваете свои ручки – кожа на них совсем ещё нежная, они кажутся вам немного пухлыми, но ведь у всех детей немного пухлые ручки… Эти перемены только ещё больше раззадорили ваше настроение. Вы, хорошенько прицелившись, пускаете найденный камешек «блинчиком». Он, сделав целых…о!.. целых семь касаний булькает и тонет, наконец, в воде. И вы смеётесь, смеётесь от непонятной радости, наполняющей вас до самых ушей. И совсем уж разойдясь, вы выкрикиваете в небо «доброе утро!!!»
Но что это? Вы своей выходкой напугали девочку, наблюдавшую за вами своими голубыми глазками. И она бросает часы на пол. И убегает куда-то за круг свечей. И ничего вам больше не остаётся кроме как уйти в тень…

среда, 1 октября 2008 г.

желания, иногда имеют свойство сбываться

Я уже писала "любовь"

На чеке от презерватива.

Я уже шептала "ты - бог!"

В приступе позитива.

Я уже варила борщи

И потом выливала в помойку.

Я уже думала "shit"

Взбираясь устало на койку.

Я уже слогала молитвы

Тем, кому поклонялась.

Я уже была открыта

И уже сто раз посылалась.

И меня исправить хотело

Столько разных людей.

Каждый горел этим делом,

Придя в восторг от идей.

И мне уже так всё равно.

И чего мне надо - не знаю...

Просто я хочу, чтоб такое

Не происходило с нами...