понедельник, 28 апреля 2008 г.

Гимн двух ВТшниц

Ничего на свете лучше нету,
Чем бродить всю ночь по интернету,
Чем болтать в аське дружка с дружкой,
Мануал читать с кофейной кружкой!
Мануал читать с кофейной кружкой!

Наш ковёр - он только лишь для мыши.
В наших стенах проц тихонько дышит.
Наша крыша на осях различных.
Наше счастье - С++ обычный!
Наше счастье - С++ обычный!

Мы своё призванье на забудем!
Смех и радость мы несём Приблуде!
Юры всякие там ТТЛ и КМОПы
Не заменят никогда нам Цопу!
Не заменят никогда нам Цопу!

четверг, 24 апреля 2008 г.

О любви

По полям катяться тени,
Они тихо скользят по траве.
Кто такой пейзаж оценит?
Предоставлен он только тебе.
Тени носятся, ветром гонимые,
Тени в солнечном свете тонут.
Посмотри как сегодня красиво
Солнце рыжее ляжет на склоны.
Ах, оно сегодня прекрасно,
Для любимого нежно вздыхает.
Ах, оно любимо мной страстно.
А за ним тени летают.

пятница, 18 апреля 2008 г.

о текучести веществ

Когда корчилось Солнце от смеха,
Мы играли в прятки между домами.
Время сыпалось в ткани прореху
И потом вырастало цветами.
Пыль на лапка мухи событий
Улетало в детство легко.
Тихо-тихо вздохнет долгожитель.
Да и Солнцу уже не смешно.

воскресенье, 13 апреля 2008 г.

И вот объяснит мне кто-нибудь, какого рожна я сижу тут и в небо смотрю? Небо темное совсем, точнее, нет, вру, небо – светлое, серо-голубое, какое бывает у некоторых людей в глазах, а на небе – облака, и вот они-то темные, хотя внизу еще кое-где их солнышко, давно севшее, подсвечивает. И как ему это удается? В общем, красивое небо сегодня ночью. И сижу я, значит, и в небо это пялюсь и музыку кайфовую слушаю. Хорошо мне, короче. А на улице, наверно, еще лучше, ветерок легкий, тепло (потому что лето на дворе), и сок банановый в магазине круглосуточном продается… Не, магазин-то закрыли… А здорово было бы сейчас сок банановый попить… И босиком по асфальту пройти, и поговорить с кем-нибудь ненапряжным…

И тут я замечаю движение на небе, но не то, которое с облаками от ветра приключается, с облаками-то все в порядке, они плывут себе неспешно. А вот точка, вроде ворона, направляется к моему окну… Хотя, впрочем, какое дело точке до моего окна, короче, видно, по делам своим точка движется. И дальше в небо смотрю. А точка настойчивая такая, все приближается и приближается, и вроде уже даже в габариты вороны не вписывается. И кажется мне, что она на меня смотрит. И точка, оправдывая мои предположения, берет и к окну подлетает, и вроде точка – уже и человек, но не понятно какой, знакомый или нет. Да и не важно это, потому что точка берет, складывается в точку, и через форточку открытую в комнату влетает, и на диван рядом со мной приземляется.

- Ты чего это, точка? - спрашиваю, - охота тебе тут у меня на диване тусоваться? ты ж летать умеешь, в небе-то всяк лучше.

А точка отвечает:

- да мы тут с ребятами костерок устраиваем и всех людей, с которыми поговорить можно и кто кайф ловить умет, собираем и с собой улететь предлагаем.

-Ух, ты! – говорю – и надолго?

- Да вот на ночь, - отвечает точка, - а то чего, думаем, ты тут кайфуешь, а мы – там кайфуем, так что б вместе не кайфовать?

А я соглашаюсь и точка за руку меня берет и мы с ней вместе в точки превращаемся и в форточку открытую вылетаем. И так здорово в небе летнем ночном точкой быть, даже лучше, чем босиком по асфальту идти. Летим мы, значит, не спеша, не напрягаясь особо, и тут я говорю:

- Слушай, а я еще кайфового человека знаю. Может, его паровозом тоже возьмем?

-Отчего ж не взять, - отвечает мне точка, - коли человек – кайфовый?

И таким Макаром забираем мы с точкой по дороге еще человек пять, и летим все вместе точками на костерок.

И вот, значит, впереди огоньки замелькали. На полянке лесной, уютной, прям специально для костерков ее придумал кто-то, сидим мы человек по семь у одного костра, разговоры разговариваем, песни под гитары поем, сок банановый пьем, кто ганжу курит, кто еще, чем занят. Короче, не напрягается никто. Кайфуют, кто как может.

А потом вдруг, раз – и рассвет. А рассвет – он ведь в лесу красивый. А когда в небо точкой поднимаешься, то тут и говорить нечего! Огляделась я, а в небе, над нашей поляной точек 30 зависло, и все рассвет смотрят, потому что когда еще рассвет «в живую» увидишь, если дрыхнешь обычно в эту рань несусветную. Посмотрели восход, и по домам полетели.

А дома-то музыка хорошая, небо в окошке, солнышко свои лучи расправляет, и ты спать ложишься… И кайфово тебе.

old

Что ты можешь рассказать,
Если не страдал ни разу?
Если не хотелось обнимать
То, что в доступе для глаза.
Ты был счастлив просто?
Ах, бедняжка, как печально!
Значит, ты определенно роста
Не достиг. Остался изначальным.
Только лишь трагедия и слезы,
Что текут ручьями по ночам
Отдают реальной жизни дозу.
Пробивает холод по плечам.
Всё, дружок, довольно ликовать.
Вот тебе клубок из спазмов.
Что ты можешь рассказать,
Если не страдал ни разу?