суббота, 22 ноября 2014 г.

Береги

B тот день было неспокойно. Ветер жутко качал деревья и все не мог остановиться. Деревья гнулись, листья летели вниз - хотя и был самый разгар лета. На улице было холодно. Шторм приближался. Озеро было покрыто рябью, к берегу эта рябь становилась волнами. Избу пришлось отодвинуть подальше от берега. Горыныч улетел. Он сейчас был где-то с Кощеем. Где?

Яга сидела за столом и мастерила серьги. Она ждала в гости Ивку.
Ветер бил в окно и завывал уныло. Что же это?
 Посреди этого воя будто слышался детский плач. Едва различимый, всё громче. И вот будто стих. Показалось? но тут дверь распахнулась, и в избу вбежали женщина, две бабки и девочка с ними. Девочка плакала, мать пыталась её успокоить. Дверь захлопнулась. Все перевели дух. Каждая гостья была встревожена. Все они забились в дальний угол, за печью. И говорили едва слышно.
-Ну всё, всё, Василисушка, не плачь. это ветер напугал нас. А здесь переждем немного. И всё. Всё хорошо будет.
Она сама едва сдерживала слёзы.
Заблудились?
- А папка? - шёпотом спросила Василиса.
- С папкаю твоим все мы свидимся, рано или поздно, - ответила одна бабушка.
- Мужайтесь, Кира и ты, детка, мужайся, - ответила вторая старушка, -трудные времена.
- Хорошо, тут запасы у нас. Вон, в углу там посмотрим. Марья, ну-ка, помоги мне, - сказала старушка, направляясь к печи.
- Ох, Наталья, боюсь мертвецов я, - ответила ей вторая, та, что Марией звали.

Дело в том, что после одного из набегов , которые стали всё чаще случаться с прошлой весны, Яга применила хитрую маскировку своей избе. Её саму никто не видел, да и всё убранство дома - лавки, печь, стол - обычный человек, подходя к дому Яги оказывался на местном кладбище. А кладбище в те времена строили на болоте. Строили избы без окон и дверей, дома ставили на сваи, которыe называли кури - вот тебе и избушка на курих ножках. В избе этой хоронили мертвеца, да запасы делали, если вдруг война, набег - жители прятались в этих домах, и было что есть, и что пить. И можно переждать было какое-то время беду. А люди считали, что эта изба - вход в другой мир - мир мёртвых. А у каждой избы есть хозяйка-берегиня. Но она в мире мертвых, поэтому увидеть её нельзя, но и она живых не видит - только чует.
 Вот такие поверье в народе ходили.
 И бежали-то эти бедняжки не к озеру, а к болоту дикому, да прямо в избу к Яге угодили. Беда, значит у них случилась.

- Крестить вздумали! - причитала Марья, - от богов родных, от домовых, значит, откажись и верь в Единого Бога. Этого нам ещё не хватало!
- Да ведь страшно то, что убивают! Убивают, не шутят! Что ж будет-то, тётушки?
Яга внимательно наблюдала за своими гостями. Она убрала недоделанные серьги и подошла поближе к девочке.  Какие изумительные синие глаза. Она подошла к Кира.  У нее карие. Странная девочка... очень странная девочка. Но красивая.
Среди воя ветра послышался звон оружия... На этот раз Яга не стала сомневаться и подняла избу высоко к кронам деревьев. Выбрала дерева помощнее. Чтоб меньше качало.  Горыныча не хватает.  
Женщины ничего не заметили, а вот девочка почувствовала изменения.
- Кира,  отчего дом шатается?
- Тише, милая, не бойся, берегиня нас в обиду не даст, сама со злом разберется.
- Это вот эта,  в сарафане красном? У нее еще незабудка  в волосах?

Яга как раз хотела, глянуть, что там внизу происходит, да так и застыла у окна. Ее никто видеть не должен. Должно быть на подъем избы ушло много внимания, и она стала видимой.

- Нет  здесь никого,  кроме нас,  - сказала Марья, - не пугай дитя, Кира.
Марья и сама боялась сильно.
- Василиса, мы не можем берегиню  видеть и она нас не может видеть.  Она в том мире, где твой папа, - ответила Кира. Она, похоже, не была матерью Василисы.
 - Да? Берегиня, а ты видишь папу? где он? - девочка подошла к Яга и встала рядом.
- Ну-ка прекрати! - возмутилась было Марья, но Наталья остановила ее. И они втроем с Кирой начали доставать припасы.
Василиса продолжала смотреть на Ягу.
- Ты нас защитишь? Да?
- Я постараюсь, - ответила Яга.
Василиса отвернулась и пошла обратно в дальний угол. Достала куклу из лоскутов и стала играть тихонько.
"Видимо, только девочка меня видит" - успокоилась Яга.

А внизу разворачивались события.
Воины в золотых доспехах, что обычно носили в Царьграде,  вытаскивали людей из домов на курих ногах и ставили на колени. Что-то спрашивали. Одних загоняли в болото и потом отпускали, других обезглавливали. Зрелище было страшное.
Над всем этим действием летал дух. Он был невидим, но осязаем.  Много позже Яга узнала кто это. Но тогда она не могла с ним тягаться. Единственное, что она могла, это надеяться, что дух их не заметит.
- Что там? - спросила девочка.  Яга чуть не заорала от страха и неожиданности.
- Василиса, скажи всем, чтобы умолкли и сели в углу. Сидеть нужно тихо, не шевелиться, дыхание затаить. И не бояться. Не бояться - это самое важное. Молиться старым богам нельзя ни в коем случае! Ни домовым,  никому! Никого не призывать. Поняла?
- Да, - тихо сказала Василиса. И пошла все объяснять женщинам.
Они сели в уголок и замерли. Потекли минуты. Ни слова в мыслях. Гнать страх. И верить. Доверять. Доверять берегине.

Тем времнем Яга и сама села в угол и затаилась. Нужно было понять, что делать теперь.. Звон оружия, плеск воды, Голова на землю упала, плеск воды, новый дом открывается... Ужас летал над болотом. И дух этот питался ужасом.
- Не бойся. - тихий мужской голос.
Яга вздрогнула. В избе по прежнему они впятером.
Она посмотрела на женщин - они спали.
- Не бойся.
Покой и тепло разлилось по всему телу. Яга почувствовала, что они в безопасности. Стало спокойно и легко. Невидимая неведомая защита встала между ними и духом снаружи.
- Спасибо, - пролепетала Яга.
"Может, это Кощей?" - подумала она. Но это был не Кощей.

четверг, 6 ноября 2014 г.

да

Милостив Бог. Как Он нас любит!
Мы ещё дышим, живём, и в достатке!
Милостив Бог. Как Он нас любит,
Каждый день слышит, когда я в упадке,
Когда на коне, когда я в болезни,
Когда я творю то, что мне не полезно.
Когда я грущу, иль улыбаюсь,
Когда я Ему, наконец, подчиняюсь,
Мой Бог меня слышит, не мыслит худого.
Мой Бог милосерд, нет такого другого!