пятница, 29 августа 2008 г.

Сеанс связи (Место выхода в эфир)

  Вот перед вами открывается дверь. Открывается совсем чуть-чуть и в маленькую щёлочку вы можете посмотреть, что же происходит там, внутри. Первое, что бросается вам в глаза – это окно. После коридорного света в комнате трудно разглядеть что-либо кроме окна. И видите вы даже не само окно, а то, что поселилось за ним. Кроссворды трёх вечерних дома напротив включены светом в чужих окнах. Кто-то смотрит телевизор – вон мелькает синий экран, кто-то только что выключил свет и отправляется в Морфеево царство, а кто-то собирается на работу и ищет пропавший носок. Но это, конечно же, всего лишь догадки… ваши варианты слов для кроссворда. Просмотру периодически мешают ветки растущей перед окошком осины. Она нервно дёргается и всё время вырывает вас из потока мыслей. Внизу виден детский садик. Света в нём, конечно же, нет. И он кажется таким пустым и заброшенным. Как в кошмарах. Кажется, будто он изо всех сил старается раскрыть свои слепые глаза, и в беспомощных попытках включить свет открывает свой чёрный ротик. Потом вы, наконец, смотрите в небо. Ночью оно не становится чёрным, потому что как всегда занавешено серыми облаками. Но и этого серого цвета вы не увидите. От фонарей города небо внизу раскрашено грязно-рыжими красками, которые постепенно переходят в тёмно-серые и чёрно-синие тона. 
  Вы больше не можете сдержать любопытства и приоткрываете дверь пошире. Она тихонечко шуршит по ковру. В комнате никого нет, только свет и тень играют на стенах в пятнашки. Ваши глаза уже привыкли к темноте и вы можете заметить какой хаос творится внутри. На полу валяется гитара без струн, рядом с ней лежит не распакованный колпак 13 радиуса, там же можно обнаружить обрывки бумаги, запачканные краской, два тапочка, большой пакет (видимо, его используют вместо подстилки, чтобы не запачкать ковёр), и кучу всяческих скляночек, а справа вопиюще устроившийся стул. Вы входите в комнату и с осторожностью ступаете, чтобы не наступить на какой-нибудь хлам. Но вот, решаете оглядеться. Справа от вас стоит старенькое пианино, но вы не рискуете нажать на клавиши, потому что уже поздно и, вероятно, что соседи давно видят 7 сон. На стенах висят рисунки. Света от окна достаточно, чтобы вы могли разглядеть их. Там разные бабочки, цветы, машинки, девушки… Такой же хлам как и на полу. Но всё это не интересует вас так сильно и не манит так, как подоконник. А он пуст. Но зато там наверняка хватит места, чтобы устроится поудобнее и посмотреть туда, наружу. И вы пробираетесь к нему, но не заметив маленького компрессора, спотыкаетесь и едва ли успеваете схватиться за стоящий рядом стол. 
  И всё же вы добираетесь до вожделенного местечка и, о чудо, подоконник как будто и был сотворён, чтобы вы поудобней утроились на нём. А потом вы перестаёте воспринимать всё, что происходит вокруг. Смотрите в небо и бесконечное, бесконечное количество раз повторяете: «эй, приём, я – Земля, я – Земля, приём! Меня кто-нибудь слышит?..».

2 комментария:

Bee-master комментирует...

Говорю сразу: ночь у меня была довольно насыщенная, так что, как было сказано в мультике про капитана Пронина, "я говорю из коматозного состояния". Ни на какую адекватность я сейчас не претендую и претензии по этому поводу не принимаю. +)

>> Кроссворды трёх вечерних домов напротив включены светом в чужих окнах.

Я, помню, раньше всё время искал в соседних домах по вечерам фигурки из тетриса. Даже представлял, как бы я их составлял, убирал бы заполненные линии. Обидно было, когда понимал, что это не компьютерная игра. И что буквы "Г", квадратики и т.п. так и останутся на месте, и лишь со временем погаснут.
Но что вызывало у меня полнейший восторг - это фигуры состоящие из разных цветов (в каждом окне - свои шторы). Хотя до сих пор не могу понять, почему. Может быть потому, что чувствовал себя неким наблюдателем чужих квартир. И каждая была уникальна. Да-да, в те времена зрение меня ещё не подводило.
А вот на составление кроссвордов у меня чего-то не хватало: то ли терпения, то ли воображения, то ли чего-то ещё.

>> Кажется, будто он изо всех сил старается раскрыть свои слепые глаза, и в беспомощных попытках включить свет открывает свой чёрный ротик.

Что ж, одним суждено под вечер зажигать огни, другим - погружаться в сон. Но днём ситуация меняется на противоположную: дома бледно-мёртвые, каменные, монолитные. А садик оживает и стоит как огромный воспитатель над детишками, что резвятся на прощадке.

>> От фонарей города небо внизу раскрашено грязно-рыжими красками, которые постепенно переходят в тёмно-серые и чёрно-синие тона.

Эх... А жаль!..

>> На стенах висят рисунки. Света от окна достаточно, чтобы вы могли разглядеть их. Там разные бабочки, цветы, машинки, девушки… Такой же хлам как и на полу.

На стенах не может быть хлама из картинок. Они обязательно создают законченную композицию. Ну или не всегда законченную. Так или иначе, они являются частью внутреннего мира их создателя и средством показать этот внутренний мир внешнему, окружаеющему. А значит когда я слышу "такой же хлам, как и на полу" я просто не могу понимать это иначе, нежели что пол является таким же средством самовыражения, как и стены. И всё, что лежит без струн, стоит в углу и т.п. тоже не что иное, как законченная композиция, преобразующаяся во времени.
Именно хлам в комнате говорит о человеке больше всего. Не его наличие или отсутствие, а содержимое и расположение.

>> но не заметив маленького компрессора...

Гениальнейшая деталь! Что-что, а экскурсия удалась! Была бы ты хозяином комнаты, ты бы знала, что компрессор лежит именно там и переступила бы через него. Но ты появляешься в помещении в первый раз и сама его изучаешь. Методом наступания на грабли.

>> И всё же вы добираетесь до вожделенного местечка...

И вот ты понимаешь, что именно здесь - твой дом. Здесь тебе хорошо и комфортно в окружении гармоничного "хлама" и картинок. Ты находишь свою нишу. Тут, сидя на подоконнике в уголке, поджав коленки, ты находишь своё место. Ты становишься частью этой комнаты. Ты - такая же её деталь, как картинка бабочки или компрессор. И снова появляется та гармония, которая была нарушена по пути от двери до окна. Нет, не та. Другая, новая гармония. Но человек, впервые увидевший комнату уже такой, обновлённой, ни за что не скажет, что композиция неправильная. Наоборот, он будет настаивать на том, что без тебя это были бы только четыре стены. Голые. И ничего больше.

Le комментирует...

>>А вот на составление кроссвордов у меня чего-то не хватало: то ли терпения, то ли воображения, то ли чего-то ещё.

идея не моя. идея папина. Но когда он со мною ею поделился (не так давно) я пришла в состояние офигевания и поняла какая она сама по себе интересная и даже меняет как-то взгляд на мир.

>>Эх... А жаль!..

что именно жаль? я помню в новый год, когда мы на 1м курсе учились, ходила гулять и фоткала много разного, и небо было на всех фотках исключительно рыжее. необычно, но я больше тёмное небо люблю, когда на нём звёзды зажигаются.

>>И всё, что лежит без струн, стоит в углу и т.п. тоже не что иное, как законченная композиция, преобразующаяся во времени.

задвину-ка я маме такую тему)

>>Но ты появляешься в помещении в первый раз и сама его изучаешь. Методом наступания на грабли

нет, Димка, я ЗНАЮ где компрессор. это ты не знаешь, и я веду тебя на эксурсию, но не говорю, что где лежит, ты сам должен это изучить) и честно сказать, даже когда я знаю где компрессор, я всё равно на него временами напарываюсь)


последняя высказанная мысль мне очень нравится)