суббота, 23 апреля 2016 г.

Откуда берутся сказки. Часть 2

Настало время поговорить о Кощее.
А началось все через два дня после приключений с Василисой.
Поскольку Кощей никогда не оставался долго на одном месте, то он оставил избушку Яги (а, может, он решил отыскать свой трактат о бессмертии?) и отправился на север.
В ближайшей деревне он раздобыл себе вороного скакуна. Откуда у него появлялись деньги никто не знал. Они, как по-волшебству, наполняли мешочек, который висел у него на поясе и только что казался пустым.
В утро выезда погода стояла промозглая. И не дождь, и не туман - сырость висела в воздухе. Еще было темно, когда Кощей собрал все необходимое, экипировал себя и коня, и выехал с постоялого двора, где он заночевал. Сегодня ему предстоял день в пути. Он планировал добраться до границы с карелами и пересечь их земли до границ с норманами. Цель на сегодня - озеро Инари, где жил старый, но лихой водяной. Сокровищ у него было немного, поскольку озеро редко посещали люди, да и русалок было не более пяти... Может быть, поэтому северный водяной был очень общителен и любил гостей, зря их не топил. Для него у Кощея был заготовлен подарок из русских земель.



Что он искал на севере? То же, что и на юге, и на западе, и на востоке - и везде, куда бы он не отправился. Он искал "осколок счастья". Что это он едва мог себе представить. Единственное, что у него было - это небольшой клочок ткани, почти истлевшей от времени, в котором значилось следующее: "... спасти любой погибающий мир... осколок счастья... две капли... создать, найти... хрусталя небесной... потеряешь навсегда..."
Послание сомнительное, непонятное. Хрусталя Кощей пересмотрел уже столько, что стал, наверное, лучшим знатаком и ценителем. Он применял разные способы обработки хрусталя, способы соединения двух капель, известные в этом, и в его мире... он знал лучших ювелиров... лучших волшебников. И единственное, что могло приблизить его пока что к созданию осколка счастья, он нашел на востоке, где старый колдун говорил ему о сердце, о прощении и о некой жертве, которые и есть составляющие осколка. Чьë сердце, прощение чего и кого нужно было приносить в жертву, Кощей так и не понял.
  Теперь он отправлялся на север - к хранилищу русалок, где, по слухам, хранился наичистейший хрусталь северных гор. Из него надлежало отобрать один кусок. Ещë один кусок ожидал Кощея на юге - в горах пустыни Мертвый край. Но это будет позже.
  А сейчас Кощей выехал на Северный тракт и отправился к пограничным землям. Тракт шел через поля, а потом уходил в лес. Не было видно ни Луны, ни звезд - небо было затянуто тучами. Но это было только на руку Кощею - чем меньше людей видят его, тем меньше о нем знают маги из его мира. А чем меньше они о нем знают, тем спокойнее он может делать свое дело.
Тем не менее, дорогу различить можно было. А когда Кощей рассчитывал подъехать к лесу должно было начать светать.
Поля он преодолел достаточно быстро. Поэтому светать не начало. А въезжать в лес по темноте, да ещë и по центральному Северному тракту - себе дороже. Хотя, конечно, в предрассветный час разбойничья братия должна была спать. И Кощей решил рискнуть. Однако, чтобы никого не смутить, он принял образ дряхлого старичка, а коня замаскировал под немощную клячу, едва волочащую ноги. Некоторое время он ехал в тишине леса. Хотя, неприятных холодок то и дело пробегал по спине. В лесу появился туман. И перед рассветом стало гораздо холоднее. Ощущение, что кто-то наблюдает за ним не покидало его ни на минуту. Наконец, он услышал едва уловимый хруст ветки - моментально он вернул себе и коню прежний облик и пришпорил своего скакуна. Они неслись, что было мочи, постепенно всë увеличиваясь в размерах, пока не стали раза в два больше своих естественных размеров. В этот момент Кощей резко осадил коня и развернул его. В темноте блеснули волчьи глаза. Ещë одни, и ещë. "Да как они меня постоянно находят?"
- По запаху, Кощей. По запаху, - ответил человек, выходя из волчьей стаи. Кажется, это его глаза только что сверкали среди остальных волков.
- Вы решили сопровождать меня?
- Мы решили выяснить куда ты отправляешься на этот раз, чтобы нам не пришлось неделями выслеживать тебя, - отвечал все тот же человек. Остальные предпочли остаться волками. Они неспеша окружали его.
- Не твое, волчье дело, Крис, - ответил Кощей, - нашел бы себе работенку поприличней, чем прислуживать Старейшинам.
- А это уж не тебе решать, Кьëну.
- И это называется брат, - вздохнул Кощей, - вместо помощи, он докладывает о тебе Старейшинам... И неизвестно ещë кому.
- У каждого своя судьба. Я хоть не убегаю от ответственности за свой мир.
- А что ж ты тогда делаешь здесь, а не в нашем расчудесном мире?
- В твоем! В твоем мире!
- В моем, - неохотно согласился Кощей.
- Ты не можешь просто так брать и уходить из того мира, что ты сотворил. Каждый, кого ты создал - нуждается в тебе.
- Во-первых, я дал вам всë, чтобы вы научились жить в том мире, даже правила для вас прописал. Во-вторых, кто-нибудь сегодня, кроме Старейшин, вообще в курсе, что эти правила существуют? Кто-нибудь пытается найти их? Что, кто-то оставил заявку на встречу со мной? В-третьих, я здесь ради всех тех, кого я создал.
- Но зачем? Что есть в этом мире, чего нет в нашем мире?
- Здесь другие законы.
- Ты уже встречался с тем, кто сотворил этот мир?
Кощей ухмыльнулся.
- Здесь, братец, всë не так примитивно, как в нашем мире. Никто не может вломиться в кабинет создателя с криками: Что ты наделал? Делай так!
- Но какой-то же доступ быть должен.
- Вот, может, ты этим и займëшься? У меня другие дела.
- Как можно искать что-то в этом мире, кроме создателя? Ведь у него же все ответы! Он знает всë. Пришëл к нему, спросил, получил ответ!
- Знаешь, Крис, когда ты получаешь ответ, тебе нужно с ним что-то делать.
- Так ты говорил с ним? Ты уже знаешь как этот мир держиться? Это поможет нашему миру?
- Крис, мне нужно ехать, - отрезал Кощей.
- Я хочу поехать с тобой.
Ну вот тебе и поворот. Только младшего брата не хватало.
- Ты всю свою свиту с собой возить будешь? Как маленький принц?
Крис рыкнул, и стая скрылась в темноте.
- Что ж, - сказал, Кощей, - жаль, что у тебя нет коня, - и, развернув жеребца, поскакал прочь.
Начало светать. У ближайшей реки Кощей остановился, чтобы напоить коня, и дать ему отдохнуть. И самому немного умыться и перевести дух.
Крис вышел из-за дерева, и облокотился на него.
- Но я же могу оборачиваться волком.
Кощей не обернулся. Он ещë раз ополоснул прохладной водой лицо, и сел на пенек на берегу реки.
- Посмотрим, далеко ли ты убежишь, - сказал он.
- Ты можешь не пришпоривать коня так рьяно. И при случае моя помощь может тебе пригодиться.
Разбойников, конечно, никто не отменял. Но Кощей только поморщился.
- Чтобы защищать еще и тебя?
Крис ничего не ответил. Видимо, придется смирится с его присутствием. Хотя, конечно, посланник Старейшин совершенно не вдохновлял Кощея. Несмотря даже на то, что был его родным братом. Это и было обиднее всего - вместо того, чтобы заниматься своей частью в мире, или помогать Кощею, брат выбрал служить совету Старейшин верой и правдой. Конечно, совет не менялся на протяжении нескольких тысяч лет - но это было скорее недостатком, чем преимуществом. Старейшины стали считать себя особенными, в то время как они должны были помогать простым людям. В итоге, они просто умалчивали часть знаний и правил, который дал им когда-то Кощей. Умалчивали о возможностях магии. Они присвоили эти знания себе. Кто-то из людей ещë мог вспомнить их, но таких едва ли нашлось бы человек десять по всему миру. Но и они не спешили делиться тем, что имели. Некоторые - за плату, некоторые - по наследству, и лишь один - открыто делился знаниями, что помнил, однако, лишь для того, чтобы тешить своë самолюбие.
Почему мир стал разрушаться? Потому что люди выбирали всë чаще хаос, чем порядок. Всë чаще злое, чем доброе. Больше думали о себе, чем о других, забывая, что ни магией, ни сокровищами, ни славой они не смогут жить вечно - и после смерти ничто из этого не будет им подвластно. Чем больше ожесточались люди в мире Кощея, тем короче становилась их жизнь - таков уж был закон этого мира. И ни одно волшебство не могло остановить этого. Поэтому, если раньше люди жили тысячи лет, то теперь едва доживали до двухсот. И с каждым годом продолжительность жизни уменьшалась. Старейшины же знали законы, но они приравняли себя к Кощею, решив, что исполняя эти законы - они будут жить вечно, и остальные люди, не исполняющие закон и живущие гораздо меньше - начнут поклоняться им как богам.
Но это было всë не то. Совсем не то, что нужно. Мир стал разрушаться. Иногда, благополучный город проваливался под землю, высыхали озера, реки меняли своë течение, животные, населявшие этот мир, начали исчезать.
И когда Старейшины это заметили, они поняли, что их вечная жизнь не помогает им предотвращать катастрофы в мире - от чего люди начали гневаться на них, называть их жестокими богами, даже пытались их убить.
И, конечно, возмущению Старейшин не было предела, когда они узнали, что Кощей ушëл из их мира. Все катастрофы они списали на то, что в мире нет того, кто его создал, а вовсе не на то, что люди нарушают законы, установленные им. Они отправили на поиски Кощея лучших магов и чародеев. Вскоре, его нашли в Изначальном мире.
Его просили вернуться, угрожали, несколько раз пытались силой вернуть. Но он только твердил про какой-то осколок счастья.
Старейшины решили, что создатель сошел с ума. Но гонцов к нему слать не перестали, в надежде, что он вернется и всë исправит. Тогда люди начнут славить Старейшин, почитать их как сильных и великих богов. Ну, а для создателя у них был уготован особый план - запереть его в замке - без возможности перемещаться в другие миры. Навечно заточить его там. По возможности, манипулировать им, играя на его любви к миру и к людям, которых он создал. И, конечно же, напоминать всем, что только они, Старейшины, имеют возможность общаться с создателем.
Как вы понимаете, Кощею такие планы Старейшин не были близки. Он даже злился на них некоторое время. И все эти донимающие его послы огорчали его неимоверно. Конечно, в Изначальном мире его способности были куда скромнее, чем в его собственном мире, но они всë же были достаточно впечатляющими.
В этом мире у людей не было таких ярких магических способностей и знаний, как в мире Кощея. И правила поведения в этом мире тоже были немного другими. Но общие принципы совпадали.
С Создателем Изначального мира Кощей желал встретится как ни с кем другим, но люди ничего толком не могли сказать ему о Нем. В каждой стране, которую уже успел посетить Кощей "старейшины" говорили разные предположения о Создателе, показывали разные правила, которые Он им оставил. Но ни один не утверждал, что лично видел Его, как делали Старейшины в мире Кощея. Это его очень удивляло.
Одно учение на востоке было весьма прадоподобным. И там были люди, которые утверждали, что отцы их отцов видели облако, в котором ходил Создатель, но разобраться в этом толком не удалось.
В той части мира, куда Кощей попал с самого начала верили в других богов. Насколько он смог разобраться, вероучение менялось на протяжении веков, пока не пришло к вере в Сварога и других, для которых строили капища. Но их существование вызывало у Кощея соменения, поскольку на капищах он чувствовал несвежесть воздуха. Создатели миров же, обыкновенно не источали зловоний, но наоборот, в их присутствии распространялось благоухание. Кощей это чувствовал и знал очень ясно. Он не раз встречал в этом мире создателей других миров. И всего двое из двадцати не источали благоухания, да и то, потому что их миры уже погибли к тому времени. Почти все они искали встречи с Создателем этого мира, но никто так и не встретил Его. Некоторые уже вернулись в свои миры. Некоторые стали заложниками своих "старейшин", один решил творить новый мир.
Все они, как и Кощей, искали ответы на одни и те же вопросы: "как спасити мир, созданный мной? Людей, которых я создал и люблю? Как направить их к доброму, отвратить от зла?".
Потому что каждый созданный мир, рано или поздно, развращался, терял желание и возможность общаться со своим создателем, просто переставал его слушать, а потом и слышать.
Сколько бы Кощей ни говорил с людьми из своего мира, их обычно хватало ненадолго. Потом они снова возвращали к своим старым делам, опять верили злу и лжи, искали собственной выгоды и, в итоге, гибли раньше времени. У других создателей дела обстояли не лучше.
Изначальный же мир пока держался. Все миры были привязаны именно к нему, так что создателям было ну очень важно узнать как Творец Изначального мира планирует его сохранить. Поскольку инструкциями местные люди, естественно, тоже пренебрегали, а иногда и просто не знали, что они есть, составляли свои собственные. В общем, время их жизни тоже сокращалось.


Время отправляться в путь. Кощей вновь оседлал коня и отправился. Крис обернулся волком и поспешил за братом, но оставаясь в лесу. До озера Инари в лучшем случае они доберутся поздно вечером.

***
Погода продолжала быть промозглая, стал на красоваться дождь. Дорога была немноголюдна - оно и понятно,  основной торговый путь проходит по воде - вот где сейчас полно кораблей.
 Через час езды Кощей стал подыскивать харчевню или трактир, чтобы дать коню отдохнуть,  и самому немного просохнуть. Пришлось потратить еще минут двадцать,  чтобы найти хоть какое-то жилье. Немного поодаль от дороги Кощей заметил небольшой красный домик и свернул к нему. Дождь усиливается.  Кощей постучал в дверь. Ему отворила премилая старушка.
- Доброе утро,  - сказала она по-фински. 
- Доброе утро, - Кощей изучал языки этого мира, поэтому общение не было для него особенно затруднительным. 
- Чем могу помочь? - Финка внимательно изучала нежданного гостя.
- Я  хотел попросить укрыться у вас в доме на время непогоды, да накормить и напоить моего коня, если позволите.
Старушка немного помолчала, прикидывая,  видимо, что это за юноша потревожил  ее этим утром и чем ей это грозит.
- Я заплачу, - Кощей достал 2 золотых.
- Хорошо, проходите, - она взяла монеты и крикнула куда-то вглубь дома, - Кристоф,  позаботься о коне нашего гостя!
- Не стоит, - возразил Кощей, - я и сам могу накормить коня.
- О, нет-нет, Кристоф - мой сын, он прекрасно управляется с лошадьми.
В дверях показался худощавый парень лет пятнадцати, с очень светлыми волосами, голубыми глазами, на лице его красовались веснушки. Да как бы Василий его не зашиб.  Да, коня звали Василий. Почему ему досталось столь благородное имя, история умалчивает, но обращаться к нему можно было только уважительно - никаких Васек, Васьков и других сокращенных вариантов имени он не признавал.
- Добрый день, - сказал Кристоф, - как зовут вашего коня?
Кощей вздохнул.
- Василий.
- Фасилий? 
- В, Василий. Только так, иначе не послушает.
- Ваасилий,  - постарался Кристоф справиться с русским именем.
- Осторожно, если не послушает, зови меня.
Но Василий послушался, он сначала взбрыкнул,  но когда услышал Ваасилий, то, хоть и удивился, всё же решил, что это произношение не лишает достоинства его конскую натуру, и отправился в стоило, где была ещё одна лошадь. Кристоф дал ему воды и сена.
Дождь перерастал  в ливень. 
- Погода сегодня не для путешествий, - заметила хозяйка.
- Да, - согласился Кощей, - потому и выехал сегодня. Дождусь, когда Василий отдохнет  и отправимся дальше.
Старушка пригласила Кощея к огню и дала ему чашку с травяным горячим отваром.
- Зачем же по такой погоде ехать? Не лучше ли дождаться солнца?
- На севере солнца можно ждать не одну неделю, - усмехнулся Кощей.
- Это верно, - согласилась старушка, но сегодня будет буря, так что вам лучше переждать ее здесь сколько потребуется.
- Буря? Я надеялся, что ливень скоро утихнет.
- О, нет, не в этот раз - поглядите как темнеет, вот-вот начнется гроза.
За окном действительно начало темнеть, ветер раскачивал деревья, и, казалось, что готов вырвать или сломать какое-то из них.
- Старые тролли разыгралась не на шутку, - заметила женщина.
Кощей только поморщился.  Северные народы верили в этих троллей - сочиняли такие страшные сказки, что непонятно, как они вообще осмеливались  выходить из своих домов.
Кристоф вернулся в дом. 
Тьма за окном настолько сгустилась,  что уже едва можно было разглядеть тех, кто находился в доме. Только огонь, горевший в печи освещал небольшой кусочек пола.
На мгновение все стихло. В темноте, прямо перед лицом Кощея мелькнула два синих глаза. Он отшатнулся от неожиданности. И тут началось - шквальный ветер ударил в стену дома, деревья застонали под гнетом ветра, ставни дома задрожали под натиском стихии. Дождь, казалось, потерял свое направление и лил со всех сторон.
- Видать, сам Тор вышел на бой с Ферниром.  Рагнорог близок, - торжественно произнесла финка. 
- Мама, нет никакого Рагнарога, - возразил Кристоф, - и боги - всего лишь выдумка людей.
В этот момент что-то затрещало за стеной дома. Новый порыв ветра, и одно из деревьев, не выдержав натиска ветра, упало рядом с домом.
Но в следующий же момент раздался новый треск, и на этот раз боги не были так милосердны. Дерево приземлилось прямо на крышу, посыпалась земля, которой была укрыта крыша. Животные в стойлах волновались. И Кощей вышел к ним. Крыша над стойлами не выдержала - и в помещение начала попадать холодная вода.
Буря продолжалась еще около часа. Кощей все это время был в конюшне и успокаивал животных.
В это время в дальнем углу конюшни возник тёмный силуэт. Он внимательно наблюдал за Кощеем.
- Крис, это не смешно. И меня ты не напугаешь, - обратился Кощей к силуэту.
Тот молчал.
- Ты так и будешь играть в страшных незнакомцев? В детстве это было хотя бы страшно... - продолжал Кощей, расчесывая гриву Василия, - а теперь, ну просто смех.
- Не пойму, зачем тебе это путешествие? - вдруг спросил хриплый женский голос.
- Новый облик? Теперь ты женщина? - хмыкнул Кощей вместо ответа, - раньше только в волка мог превращаться. Старейшины научили?
- Кощей, я не твой брат. Он сейчас прячется в норе неподалёку, - в темноте вспыхнули два синих огонька - там, где у человека обычно находятся глаза.
Кто  это? Русалка? У них глаза светятся. Но на суше они быть не могут. Даже в самый сильный ливень. Да и до водоема сейчас должно быть не близко, по рассчетам Кощея.
- Ну, прекрасно, - заключил Кощей.
- Ты даже не спросишь кто я? - усмехнулась женщина.
- Что мне до тебя? Пережидаешь ты тут дождь или всё время находишься в этом доме - мне до того дела нет.
Силуэт вдруг оказался прямо у Кощея за спиной, он почувствовал холодное дыхание у самого своего уха.
- Ну а мне есть дело до тебя, Кощей, - женщина попыталась обнять Кощея и он почувствовал ледяную руку у себя на груди.
- И что? - он сохранял спокойствие.
- Тебе совсем не страшно, - удивилась женщина, - и мой холод не будоражит тебе кровь.
- Навидался и пострашнее тебя.
- Что ж, - она отступила назад, - это деловой подход.
Кощей продолжал молча заниматься Василием.
Женщина вздохнула.
- Придется спросить тебя напрямую... Ты ищешь осколок счастья?
- С каких пор я должен отчитываться перед незнакомками?
- Ну... Ведь мы с тобой создатели... Какие могут у нас быть секреты?
- У нас может быть множество секретов.
- Тоже верно, - согласилась женщина, - хочешь, я поделюсь с тобой своими?
- Нет.
- Отчего же? Мы могли бы обменяться ценной информацией. Об осколке, о Создателе этого мира... Ты же уже встречал Его?
- Не твоё дело.
- Хорошо, я начну первая: ты ищешь не в тех краях. Изначальный Создатель появится на юге, совсем скоро. Осталось около года до Его появления.
- Прекрасно, - заключил Кощей.
- Теперь твой черёд... - ласково сказала женщина, и по ногам Кощея прошёлся холодок.
- А я черёд не занимал.
- Что ж, хорошо. Если ты решил обманывать меня и молчать...
- Слушай, я тут не просил у тебя откровений насчет Создателя. Ты сама решила мне рассказать об этом. Я же решил, что не буду ничего рассказывать тебе. Это моё право.
На шее сомкнулись ледяные пальцы, Кощей начал задыхаться.
- Послушай, Кощей, я знаю, что ты ищешь, это ищет каждый создатель для своего мира. Мне нужен этот осколок. И я надеюсь на сотрудничество, - прохрипела женщина.
Она ослабила хватку.
- Так почему же ты не ищешь этот осколок сама? - Кощей снова смог дышать, но голос стал слабым, - ищите и найдёте. Слышала об этом?
- Ты решил поучить Морану?
- А, так ты Морана... Как твой ледяной мир? Люди в нём находят хоть немного огня? Ты, кстати, не общалась с норманскими создателями на эту тему? Говорят, их ад в точности описывает твой мир.
Она молчала. Наконец, Кощей смог различить её лицо: белое, с двумя синими ледяными глазами, губы горели алым, румянец на щеках был нежен как лепестки розового шиповника. Она была красива. Надменный её взгляд рассмешил Кощея.
- Ладно, не горюй, кто-то же должен создавать ад, - иначе люди совсем страх потеряют. Я расскажу о тебе и твоем мире у себя - вдруг это и есть тот осколок льда, который мне поможет?
- Хорошо, я поняла. Что ж, мы ещё увидимся, Кощей, - она улыбнулась, и в тот же миг в воздухе закружились снежинки - Морана исчезла.

Наконец, ветер и дождь начали стихать, а небо - светлеть. В конце-концов, остался только слегка моросящий дождик, который в здешних краях мог тянуться неделями.
Кощей вернулся в дом и сел около печи.
- Так дело не пойдет, - сказала финка, она протянула сухую одежду, - переоденься и приходи обедать.
Кощей привел себя в порядок, и с удовольствием пообедал мясной похлебкой, которой щедро угостила хозяйка. Хотелось отблагодарить за гостеприимство и приют, поэтому Кощей решил помочь с ремонтом крыши - пришло задержаться на четыре дня. Отца у Кристофера не было - погиб на охоте, и братьев тоже не получилось, поэтому помощь была весьма кстати. Они с Кристофом убрали дерево, залатали бреши над конюшней. Погода была пасмурная, но дождя не было.
Когда же работа была окончена, облака немного рассеялись, и сквозь них начало поблескивать солнце.
- Спасибо, добрый человек, - поблагодарила хозяйка.
Кристофер пожал Кощею руку, и даже обнял его. Они сдружились весьма за время совместной работы. Старушка сложила Кощею в дорогу немного еды и подсказала, как лучше добраться до Инари - и где там можно переночевать.
Василий был готов к новым подвигам, и они отправились.

***
Леса здесь были мало обитаемы людьми, но зато населены животными - Кощею встречались и лисы, и зайцы, один раз лось, которого пришлось очень осторожно объезжать.
 К концу дня пришлось искать ночлег - путешествие затягивалось. По совету старушки Кощей свернул в лесок у большой сосны, и вскоре обнаружил домик лесника. В нём никого сегодня не было, поэтому Кощей затопил печь, устроил Василия, и принялся готовить ужин. Пригодились травы от финки,  мясо, которое она любезно приготовила Кощею в дорогу. Поужинали, пробрались. Поставили на завтра кашу в печку.
Вечер прошел мирно и спокойно. Было много времени на раздумья. Ночью не становилось темно, но как только Кощей лег на сено, почти мгновенно заснул - дорога изматывает всё же. 
Утро началось с лесника.  Он тихо вошел в дом. Кощей ещё спал. Только Василий пробудился, почувствовав чужого человека. Он начал фыркать и топтаться на месте - это и разбудило Кощея. Он поднялся с сена.
- Доброе утро, - сказал он леснику, - Я воспользовался вашим гостеприимством в ваше отсутствие.
Тот молча кивнул.
- Могу я как-то отплатить за ваше радушие? 
Лесник хмыкнул в бороду.
- Что ж, я приготовлю завтрак для нас двоих.
Кощей достал кашу и разложил в деревянные плошки. Лесник достал небольшой кожаный мешочек и полил сверху каши - это оказался мёд.
Завтраками молча. Как видно, лесник отвык от общения с людьми. Пора было двигаться в путь.
- Ещё раз благодарю за ночлег, - сказал Кощей, выходя на дорогу.
Лесник молча помнил его пальцем. Кощей послушно подошел.  В руке лесника был небольшой кожаный мешочек. Он протянул его Кощею. 
- Благодарю.
Лесник молча кивнул и зашел в дом.

Сегодня нужно во что бы то ни стало добраться до Инари. И Кощей припустил. Этот день прошёл в дороге и небольших остановках для отдыха коня. И уже ближе к полуночи Кощей, наконец, увидел впереди блеск озера.

Комментариев нет: