среда, 7 января 2009 г.

грустная сказка о сказочных персонажах... один из вариантов жизни



- Эй, извозчик! – проскрипел сиплый голос.
- Да, бабуся? – прогудел в ответ дальнобойщик.
- Чаво так летишь, метлы на тебя нет?!
-Так с ветерком Вас домчу!
 Бабуся мысленно перекрестилась. Что и говорить, все эти поездки стали куда менее интересны, зато куда более комфортны. А в её-то летах комфорт важен. Раньше, бывалоча, заберёшься в сани и трясёшься до Петербурга по снежку свежему зимой, или летом: в повозочку к честному крестьянину запрыгнешь и спишь себе всю дорогу… дня два…
 Пухленький дядечка тихонечко подпевал радиоприёмнику:
- «Фа-фа-фа, с дороги уносите ноги,
Фа-фа-фа, безумный – человек разумный…»
 Бабуля покосилась на водителя и ещё разок помянула про себя всю его семью до прабабки его бабки включительно. 
 Дорога от Петрозаводска до Питера, конечно, не так далека, как до Хабаровска, и бабушка предпочитала кататься автостопом. Тем более что, собственно, до Петрозаводска ей ещё тоже нужно было добраться, что вызывало только лишне проблемы.
- А ты, бабуль, внуков, что ли в Питер едешь навестить? – спросил водила. Кстати, водилу звали Владимир. И было ему около сорока.
- Да, внучков повидать желаю. Чай, забыли уже бабушку свою, - этот её специфический акцент и старые словечки забавляли Володю. Да и бабку ему никогда подвозить не доводилось, хотя, слышал про неё, конечно. Обычно-то, стопом только молодёжь катается, а бабуля эта странная была. Нет-нет, да и расскажет кто из знакомых, что бабку подвёз. Говорят, подвезти её – большая удача. Год потом проблем не знаешь: ни один Гаишник не остановит, машина не подведёт ни разу, да мало ли ещё что! Короче, как заговорённый год живёшь. Главное, не хамить бабуле, и до места запрошенного доставить.
- А чего ж они тебя к себе в город не заберут? 
-Что ты, сынок! Пока тудыть-сюдыть ездить могу, ни за что в ентую пылищу не поеду! Дышать там нечем, да и больно сыро. Болото – оно болото и есть. Только каменное теперь.
« Ей бы сказки рассказывать» - восхитился мысленно Володя.
- Ну а ты, милок, чего баранку крутишь? В ВУЗ не поступил?
-Да нет. Поступил. Закончил даже. Но вот не могу на одном месте сидеть. Всё меня в дорогу тянет, сам не знаю почему..
- Жена-то есть?
- Есть, конечно! И детишки – двое – мальчик и девочка. Парень уже высшее получает, а дочурка – в школе пока.
- Это антиресно весьма, но подремлю я, сынок, немножко.
 Бабка отвернулась к окну и мгновенно засопела. 
 Кстати, бабку звали Авдотья Кузьминична… По крайней мере, последние полтора века.
 К утру домчались до Питера. Авдотья Кузьминична попросила высадить её у Московского вокзала.
- Ты, Володя, жену не забывай. Как дочке жениха выбирать будете – внимательным будь. Даст Бог, свидимся. Счастливого пути! – сказала бабка и дверцу захлопнула. Володя отчалил.

 Бабка направилась в одну из подворотен. Где-то здесь у её знакомого была квартирка.

- Открывай, Кузьма! Бабуля твоя приехала! – сказала Авдотья Кузьминична перед дверью, и дверь распахнулась сам собой.

- О, Авочка моя приехала! – заорал вывалившийся из дальней комнаты паренёк, подбежал к бабуле и поднял её на руки.

- Текс-фекс-пекс! Поставь меня на пол, не ори, закрой дверь. Или в любом другом порядке – скомандовала бабуся.

Парень тут же бросился закрывать дверь, не забыв перекинуть бабку через плечо. Потом он поставил её на ноги и поцеловал в щёку.

- Как добралась, родная моя?
- Добралась – значит, нормально. Есть чё поесть?
- Ща яишенку сбацаю!
 - Ты ещё тут кукарекать не начал с яишенки?
- А чё? – растерянно-грустно проговорил парень, - не будешь? Хочешь, пельмешки сготовлю?
- Давай, удиви меня, гений кулинарного искусства! Пойду, сполоснусь с дороги. Полотенце дай?

Парень протянул полотенце из шкафа и скрылся на кухне.

  Авдотья Кузьминична устало заползла в ванную. По правде говоря, перевоплощаться ей было откровенно лень, но с Кешей они не виделись уже добрых 3 года, посему нужно было блеснуть. Пришлось доставать все свои баночки-скляночки.

Через час из ванны выпорхнула молодая симпатичная девушка в коротеньком рыжем халатике.

- Авочка, всё готово! Королевский завтрак! – крикнули из кухни.

- В постель? – пророкотал бархатный голосок.

Ответа не последовало, зато последовало «ай», и Авдотья отправилась на кухню.

- Подгорело… - у плиты стоял огорчённый Кеша.
- Ну-ну, мой милый мальчик, только не плачь! – сказала Ава с искренним сочувствием, - где Кузьма? Кузенька! Забыл хозяйку?
 - Здесь я, - донеслось из-за занавески.
- Ах, ты мой пушистенький, иди сюда, я соскучилась!!!

Из-за шторы выглянула чёрная кошачья мордочка. «Мордочка» - весьма условное понятие в нашем случае, ибо кот был внушительных размеров, и если бы ему вдруг вздумалось, спокойно мог бы съесть какую-нибудь глупую болонку. 

- Рассказывай, водил ли Кеша сюда других баб-с? – строго спросила Авдотья, откинув высохшую чёлку рукой.

- Ава… - начал было Кеша.
-Ты накладывай, давай еду в тарелки! Не с тобой разговор ведётся. Спать я голодная должна ложиться?
- Я слуга тебе что ли?! – взбесился парень.
-А, вот ты как меня встречаешь, цветочек Аленький! – не осталась в долгу Ава.
 Минуту они убивали друг друга взглядом, но потом Кеша занялся едой, бурча себе под нос что-то лестное в адрес своей подружки.
- Ну не дуйся на меня… - она надула пухлые губки и заморгала ресничками, - я усталая просто – добавила она детским голоском, - ну, прости?
- Я пошёл, – сказал тихо кот.
- Стоять! – тут же схватила его за ухо Ава, - так что здесь было?
- Пьяные оргии, куча наркоты (кстати, дым, не поверишь, развеялся именно к сегодняшнему утру – как знал, что ты приедешь!), песни у костра, пепелище в квартире… - воодушевленно перечислял кот.
-Ага… - задумчиво протянула хозяйка, закидывая ногу на ногу.
- Да ладно, что ты, не знаешь что ли? Опять он на крыше днями просиживал, потом к морю поехал, потом по лесу бродил, потом в академию художеств поступил, потом.. Чё потом, Кеша? – спросил кот парня.
- Где? – тот сделал вид, что не слушал.
- Ладно, пушистый, у меня в сумке подарки тебе из леса.

Кот мгновенно покинул кухню.

- Что в лесу? – спросил Кеша.
- В лесу война. Лесников всё меньше. Дельцов всё больше... Ты избу-то мою помнишь?
- Ну?
- Вот и гну! К ней теперь дорога широченная. Пришлось уходить вообще со старых мест. Думаю, её к границе увести. Вроде, всё собрала. Идёт сейчас по лесам, голубка моя. Я вот к тебе в гости наведаться решила.
- Рад. Очень рад.
- Бездушный ты.
- Не, я – Бессмертный.

Доели яичницу.

- А в городе что?
- Скука. Нефоров всё меньше. Серости всё больше. Книжек никто уже не читает, музыку достойную не слушает и не пишет. Как они с тоски не померли тут все?
- Ты чего, если помрут, кто ж нас вспомнит?
- Кофе будешь?
- Не, я – чай... Ты нашёл, что искал?
- Ну, скажем так, я понял, что нет смысла искать. Найдёт кто, сломает, - значит помру. Не найдёт – поживу ещё чутка. Я тут Кастанеду читать начал. Ты знаешь, понял, что тоже могу стать кастанедой.
- Брось, Кеша. Зачем тебе с дурнями этими связываться? Мозги свои всё равно не вставишь.
- Нет, ну а вдруг в них славянская кровь проснётся? Я ж всё доступно изложу.

Чай кончился.

Авдотья помыла посуду.

- Ну, мОлодец, накормил-напоил, теперича в койку пошли?
- Эх, Яг.. Ава, за что я тебя люблю, так это за то, что есть в тебе постоянство какое-то… - задумчиво изрёк Кеша


Он закурил.

- Коша, - парень поморщился как от зубной боли, - в смысле, Кеша. А я вот так прикинула, если б мы с тобой да в реальном возрасте своём такое устроили, вот потеха была бы, да?
-Потеха тебе, - усмехнулся Кеша, - потеха была бы, когда разогнуться бы не смогла.… Вот уж нахохотались бы!

Она забралась на подоконник.

- А почему ты в лес больше не приходишь?

Он нахмурился.

- Говорил уже сто раз.
- Но я ведь хожу.
- Ты, мать, видать, мазохистка! Не хочу на мертвый лес смотреть. Не хочу и не могу. Больно это.
- Поэтому в каменный мешок забрался и сидишь как в погребе – света белого не видишь!
- Я хожу в лес…
- В парк что ли? В ЦПКиО? – хохотнула девушка.

Парень ничего не ответил. Потому что куда ни пойди – лес мёртвый.

- В Лосево я был.
- Тоже помрёт скоро, - сказала она равнодушно.
- Отчего ты злая такая?
- Дык... положено мне! По сценарию! Али забыл, братец?
- Пошли на крышу?


Они оделись, взяли кота и пошли на крышу. Авдотья достала из кармашка джинсов маленький блокнотик. Кеша потянул ей ручку. Кот пригрелся на солнышке и уснул. Кеша рассказывал смешные и не очень истории, Авдотья рисовала.

А когда пришёл вечер, они пытались найти звёзды на небосклоне. Но на светло-сером небе их так непросто отыскать…

5 комментариев:

Bashka комментирует...

Черт... Это я почему-то прочитала последним...

Но оно на мой взгляд было не зря... Это был десерт...

Как на счет сборника? Бумажного... С пахнущими листочками, хрустящим корешком и свежей типографской краской?

Если это утонет в недрах интернета, будет просто-напросто обидно...

Le комментирует...

:о)
да.. мечта, конечно, клёвая для меня... хочу книжку написать на эту тему. Эдакие хроники жизни Яги и Кощея... И сама картинки нарисую... эх...

спасибо

Bee-master комментирует...

>> в повозочку
>> дальнобойщик

>> Авдотья Кузьминична устало заползла в ванную.
>> Через час из ванны выпорхнула молодая симпатичная девушка в коротеньком рыжем халатике.

>> потом по лесу бродил
>> В парк что ли? В ЦПКиО?

>> Ну, мОлодец, накормил-напоил, теперича в койку пошли?
>> Пошли на крышу?

И как девушки сами не запутываются в своих мыслях? До чего же вы нелогичные, а потому и контрастные существа (слушай, пишу, как Рюкзак). И ведь, блин, чем контрастнее, тем загадочней, и тем привлекательней. Чёрт вас поймёт. Да и чёрт-то не поймёт...да и не надо вас понимать.

>> Они оделись, взяли кота и пошли на крышу. Авдотья достала из кармашка джинсов маленький блокнотик. Кеша потянул ей ручку. Кот пригрелся на солнышке и уснул. Кеша рассказывал смешные и не очень истории, Авдотья рисовала.

Почему-то совершенно не представляется солнечный день после поездки с дальнобойщиком, заходов в "подворотни" и, как мне думается, ужина.
Хотя, может я просто не часто бывал на крышах в светлое время суток. Да и нечего там днём делать... Под палящим солнцем она сама греется, люди ей только мешают. А по вечерам ей становится одиноко, и она может начать говорить. И рассказать много интересного, дать пищу для размышлений. Может иногда напеть что-нибудь успокаивающее, согревающее, а иногда наоборот – волнующее, пронзающее, заставляющее тебя сопротивляться её порывам.
К вопросу о том, "что ты сделаешь, когда твой город превратится в Содом?": выйду на крышу. Изменится земля, изменятся люди, изменится воздух. Неизменными останутся только стены и крыши.

>> Бабуся мысленно перекрестилась

Интересно, о чём думает Баба Яга, когда крестится?..

Le комментирует...

--И как девушки сами не запутываются в своих мыслях? До чего же вы нелогичные, а потому и контрастные существа (слушай, пишу, как Рюкзак). И ведь, блин, чем контрастнее, тем загадочней, и тем привлекательней. Чёрт вас поймёт. Да и чёрт-то не поймёт...да и не надо вас понимать.

сам себе сам нарешал :) странные вы, мальчики... непонятные какие-то... всё-то вы пытаетесь логически объяснить даже там, где это и не нужно вовсе.


...насчёт крыш... тут уж каждому своё... как море.

--Интересно, о чём думает Баба Яга, когда крестится?..

Да прибудет с нами сила господня.

Баба-Яга, она же тоже в боженьку верит. она ж не против веры...

Bashka комментирует...

Иногда кажется, что объясненный логически мир исчезнет... Потому что ему больше не нужно будет быть...Тогда можно объяснить и мужскую склонность к логике. Они разрушители. Они будут строить на руинах, прежде страдая всем существом, что рушат... А мы - хранительницы... Будем стоять до последнего, держа на плечах потолок... Пока не раздавит... Может, мир прекраснее в своей загадочности? Ведь девушки интересны вам только пока они загадочны... Может, стоит верить в сказки?